Юрий Жирков: “Играть за сборную – огромная честь”







icoРубрика: Статьи и интервью Юрия Жиркова

Корреспондент “С-Э” взял интервью у одного из лидеров сборной России Юрия Жиркова.

Юрий Жирков: "Играть за сборную - огромная честь"

Юрий Жирков: "Играть за сборную - огромная честь"



- Начнем с вашего самочувствия. Десять дней назад мы общались в Турции, и тогда вы жаловались на боли в колене. Они по-прежнему досаждают?

- Чувствую себя намного лучше благодаря системе упражнений, разработанной нашим физиотерапевтом Арно Филипсом. Правда, сейчас вот потренировался на синтетике в манеже “Локомотива” – и опять ощутил некоторый дискомфорт.

- Раз есть система упражнений, значит, Филипс разобрался наконец в причинах ваших проблем?

- Арно считает, что их корень – в мышце, которая держит колено. Но убрать боль полностью он не может – иногда чувствую ее, иногда нет. После тяжелой работы на сборах ощущения ухудшились, и в какой-то момент я даже думал о том, чтобы отпроситься на этот матч из сборной.

- Почему же не стали этого делать?

- Потому что боли отпустили. Да и опыт показывает, что отпрашиваться стоит только при действительно серьезных проблемах.

- А не хотелось остаться сейчас в клубе, учитывая, что только-только началась работа с новым главным тренером?

- Играть за сборную – огромная честь, это вам подтвердит любой футболист. Хотя ситуации действительно бывают разные.

- Понимаю: февраль, товарищеская игра, до официальных матчей несколько месяцев…

- Знаете, если не собираться по полгода, можно все командные ощущения и связи растерять. А что касается февраля, то ЦСКА с “Зенитом” только что наглядно показали: время года для хорошего футбола не помеха.

- Сборная Дании – интересный соперник?

- Для меня – безусловно.

- Имеете в виду печально знаменитую игру в Копенгагене нашей молодежной сборной?

- Да, некоторый должок перед датчанами после того матча остался.

- Майку оземь швырять часом не собираетесь?

- Посмотрим (смеется). Хотя вряд ли – в Копенгагене сейчас холодно.

- Хиддинк как-то напутствовал вас перед отлетом в сборную?

- Особо – нет, просто пожелал успеха.

- Каковы ваши первые впечатления от новой работы с Гусом?

- Нормальные. Меня он узнал, это главное (смеется).

- Изменения в тренировочном процессе произошли?

- Стало больше игровых упражнений – как было и в сборной при Гусе. Хотя объемы работы сейчас гораздо больше. Что же касается атмосферы, то все как-то сразу успокоились, команда стала бодрее и даже веселее.

- Хиддинк упирает на раскованность или, наоборот, “закручивает гайки”?

- Он сделал более раскованными и живыми тренировки, зато “закрутил гайки” в плане бытовой дисциплины. Сейчас все должны вместе, без опозданий, приходить на обед или ужин, быть при этом в одинаковой форме и так далее. Вроде бы простые вещи, но у нас их не было. А это здорово дисциплинирует.

- В случае нарушений штрафы велики?

- Какие-то штрафы добавили, но какие точно, пока еще не уточнял, хотя уже едва не нарвался на один из них.

- Каким образом?

- В день отлета пришел в ресторан не в тех штанах – перепутал. Спасло только то, что сразу после этого улетал.

- Как на все эти нововведения реагируют ваши партнеры, которые не были знакомы с Хиддинком?

- Нормально. Что за величина Хиддинк, все прекрасно понимают и к его требованиям относятся очень внимательно. Более того, это народ не только дисциплинировало, но еще и больше раскрепостило.

- Как это?

- Пошли шутки об опозданиях, все стали друг друга подначивать по поводу прихода “на грани” или каких-то деталей формы. В общем, все у нас хорошо.

- Что же тогда случилось в игре с “Шахтером”, первый тайм которой “Анжи” не просто проиграл – провалил?

- “Шахтер” до перерыва играл просто классно, но во втором тайме мы сумели перестроиться.

- Или соперник сбавил обороты?

- Это всегда взаимосвязанные процессы. Можно сказать, что и нам в первые сорок пять минут этих оборотов не хватало.

- От Гуса после игры команде сильно досталось?

- Он сказал, что первый тайм никуда не годился, но во втором уже что-то стало получаться, и это надо сделать точкой отсчета.

- А по ходу игры Хиддинк что-либо корректировал?

- Да, постоянно подсказывал.

- Вам тоже?

- Мне сказал: “А ну-ка, давай просыпайся!”

- Между тем до перерыва вы играли в полузащите, а потом переместились в столь нелюбимую линию обороны…

- И тем не менее игра во втором тайме мне понравилась.

- Еще бы – вы ведь и забитым голом отличились.

- Дело не в этом, а в самом процессе. Если поначалу совсем ничего не получалось, то затем футбол стал приносить удовольствие.

- Показалось, что вы быстро нашли общий язык с Олегом Шатовым.

- Так и было. Олег – очень перспективный парень.

- У вас с Хиддинком личные беседы были?

- Пока нет.

- Известно, что Гус очень жестко относится к исполнению его тактических требований…

- Как раз этого нам, наверное, и не хватало.

- Если сформулировать коротко, на что сейчас в “Анжи” делается основной упор?

- В тренировках – на работу с мячом, в команде в целом – на правильную атмосферу.

- Она улучшается?

- По-моему, очевидно.

- Но хватит ли времени на то, чтобы быть стопроцентно готовыми уже к матчу с “Динамо”?

- Надеюсь, да, но ответит на этот вопрос только сама игра.

- То есть вы приходом Хиддинка полностью довольны?

- Нет предела для совершенства. Вот, например, можно наконец окончательно отказаться от идеи использовать меня в защите (смеется).

Пора приоткрыть небольшой секрет. То, что вы читали до сих пор, было уже второй частью нашей беседы с Жирковым. Первая состоялась значительно раньше – на сборе “Анжи” в Турции. Говорили мы вечером 16 февраля в лобби отеля “Кемпински” в Белеке. Разговор шел, надо признать, с переменным успехом – ответы на вопросы о недавнем прошлом из футболиста приходилось вытаскивать клещами, а вот о будущем он говорил куда охотнее и эмоциональнее.

Но в тот момент мы даже предполагать не могли, что будущее нагрянет куда быстрее. Утром следующего дня стало известно: в Турцию к “Анжи” летит Хиддинк. Что с ходу обесценило добрую часть разговора и сделало необходимым его продолжение через некоторое время – без темы Гуса беседа во многом теряла свою актуальность.

Тем не менее любопытного в том нашем разговоре тоже хватало, в чем, надеюсь, вы сейчас и убедитесь. Вот некоторые фрагменты.

- “Анжи” продолжает оставаться главным ньюсмейкером – дела в вашем клубе обсуждают даже люди, далекие от футбола. Интересно, уезжая со сбора в Кампоаморе, вы, Юрий, могли предположить, что на следующий этап подготовки поедете уже не с Красножаном, а с другим главным тренером?

- В футбольной жизни всякое бывает – я давно перестал чему-либо удивляться. Что-то, конечно, происходило, но давайте оставим подробности внутри команды.

- Все говорят, что работой Красножана были недовольны прежде всего иностранные звезды “Анжи”. С вами они это как-то обсуждали?

- Вы все-таки хотите выведать подробности! Но к чему их ворошить, если вся та история уже в прошлом? Мы, естественно, часто общаемся с партнерами, но больше в рабочем ключе – с шутками и подначками, а если уж обсуждаем какие-то серьезные вещи, то точно не для последующего вынесения этих обсуждений на публику.

- Не хотите говорить о внутрикомандных делах – ваше право. Но поделитесь хотя бы личными впечатлениями – вам первые сборы давались непросто?

- За свою карьеру я каких только сборов не повидал и с самыми разными тренерами поработал. Поэтому есть ощущение, что могу адаптироваться к любым требованиям.

- Вы уже разобрались, что за человек Это’О?

- А что, это должно было составить какие-то проблемы? Самюэль – хороший парень и классный партнер.

- Думаю, Красножан так не считает…

- Эту тему, согласитесь, лучше обсуждать непосредственно с Юрием Анатольевичем.

- Есть версия, что камнем преткновения в его отношениях с игроками стали слишком долгие теоретические занятия.

- Слишком долгие? Нет, это преувеличение – они шли по 20 – 25 минут. Но вы все равно пытаетесь повернуть беседу в нужное вам русло. Давайте все-таки закроем тему.

- Хорошо, не буду выведывать подробности методов Красножана, но вопрос о том, как отразилась его отставка на команде, не задать не могу.

- Трудно сказать. Мы ведь под его руководством не успели провести ни одного официального матча. А подготовительная предсезонная работа похожа у всех тренеров.

- Не поверю, что и шумиха в прессе, связанная с этой отставкой, на вас никак не влияет.

- Можете верить, можете нет, но действительно не влияет. Во всяком случае – на меня лично. Да и на партнеров, как я замечаю, – тоже.

- Но кандидатуры на пост главного тренера вы наверняка между собой обсуждаете. Как отнеслись бы к приходу Капелло?

- Как я могу к этому отнестись, если совсем его не знаю? Тренер, безусловно, большой, если придет – познакомимся. Поработать вместе, думаю, будет очень интересно.

- А если это окажется Хиддинк?

- О, Гус – это было бы очень здорово!

- Покупок новых игроков этой зимой в команде еще ждут?

- Думаю, это во многом будет зависеть от решения главного вопроса – тренерского. Может прийти кто-то новый, может остаться Гордеев – при любом раскладе кандидатуры новичков будут согласовываться с главным тренером.

- Вы сказали, что все предсезонные сборы обычно похожи друг на друга, но различия тем не менее, безусловно, тоже имеются. Если сравнить сегодняшнюю работу с той, что была у Газзаева, и с той, что предлагал Анчелотти, к чему она окажется ближе.

- Пожалуй, посредине. У Газзаева мы больше бегали, у Анчелотти практически только играли, сейчас есть и то и другое.

- И насколько вы уже чувствуете себя готовым к сезону?

- Мне кажется, что играть я готов всегда.

- Даже сразу после отпуска?

- Так сейчас уже полтора месяца прошло! Жду возобновления чемпионата с нетерпением.

- А как ваши хронические болячки – не досаждают?

- Увы, избавиться от них до конца не получается. Колено снова побаливает.

- И как вы боретесь с этим?

- Очень помогает Арно – после массажа в его исполнении боль становится заметно меньше.

- Но разве это выход? Надо же решать проблему как-то кардинально?

- Ложиться под нож?

- Не знаю, вам виднее.

- На самом деле колено побаливает только при очень больших нагрузках – таких, как сейчас на сборах. Тогда приходится терпеть. А что касается диагноза, то мне уже несколько разных ставили, но ни одно лечение пока не избавило от проблемы на все сто процентов.

- Между тем в этом году к здоровью надо относиться особенно трепетно – в связи с грядущим чемпионатом Европы. Думаете уже о нем?

- Пока нет. Сейчас все мысли о возобновляющемся чемпионате России – к нему тоже желательно подойти здоровым.

- Теперь в сборной у вас появился одноклубник – Владимир Габулов. Это приятно?

- Естественно, но в сборной мы вообще все как одноклубники.

- Как относитесь к возвращению домой Павлюченко и Билялетдинова?

- Положительно. Они теперь тоже будут играть, а не полировать английские лавки.

- Удивились приезду обоих?

- Нет, судя по отношению к ребятам в их клубах, все к этому шло.

- С вами, как с человеком, вернувшимся первым, они как-то свои дела обсуждали, совета спрашивали?

- Нет, думаю тут вообще не может быть универсальных советов – у каждого своя собственная история.

- Между тем вырисовывается не очень приятная для нас тенденция…

- Сейчас все о какой-то тенденции говорят только потому, что наших игроков в Англии было мало – поэтому уход каждого настолько заметен. А общее только одно – когда не играешь, делать за границей точно нечего.

- Почему же никто так по большому счету и не заиграл?

- Повторю: причины у каждого свои. Но вот общее отношение к российским игрокам там, увы, не самое лучшее.

- Может быть, потому, что сами русские игроки после нашего чемпионата не слишком приспособлены к жесткому и динамичному британскому футболу с его обязательной сумасшедшей самоотдачей?

- Нет. Мне кажется, что эта проблема в значительной степени преувеличена. Там можно играть, но тебе должны доверять это делать.

- Почему и вы, и Павлюченко, и Билялетдинов вернулись не в свои бывшие клубы?

- Все приехали туда, куда их звали и где ждали.

- Как думаете, Аршавин вернется в свой клуб?

- Не знаю, но я с огромным удовольствием увидел бы его среди своих партнеров (смеется).

- Как товарища по сборной, друга или хорошего футболиста?

- И то, и другое, и третье.

- Так уговорили бы!

- Андрей всегда принимает те решения, которые сам считает верными.

- Но вы как-то обсуждали данный вопрос?

- Только в шутку.

- Что было самым трудным для вас после возвращения из Англии в футбольном плане?

- Каких-то особых трудностей не было – разве что пришлось немного перестроиться, но это оказалось несложно – российский опыт еще не выветрился из головы. Куда больше проблем доставил переезд как таковой.

- В чем же они состояли?

- Я до сих пор не могу отказаться от аренды лондонской квартиры. Причем аренды недешевой.

- Как это?

- Вот так – полгода уже плачу за пустую квартиру. Все попытки закончить эту эпопею натыкаются на непонимание. С моей карточки просто снимают деньги – несмотря на то, что я пытаюсь все это время разорвать договор об аренде. Но для этого обязательно нужно мое личное присутствие в Лондоне, а у меня сейчас даже английской визы нет. Совершенно абсурдная ситуация.

- И как же из нее выходить?

- Слава богу, деньги на моих английских счетах уже закончились.

- И что? Через несколько месяцев Великобритания потребует у России вашей выдачи как злостного неплательщика?

- Надеюсь, родина меня не выдаст (смеется). В крайнем случае уйду из Махачкалы в горы (хохочет). Если же серьезно, то хочется верить, что в Лондоне все наконец в ближайшее время разрешится. Но представляете – сколько тянулось! А еще говорят, что в России бюрократия.

- Дома бытовые вопросы решили легко?

- Без всяких проблем.

- То есть Россия для вас во всем лучше Англии?

- Для меня – да.

- А все считают, что на туманном Альбионе все устроено куда проще и комфортнее…

- Смотря для кого – для самих англичан, безусловно, так и есть. Хотя, возможно, на мое восприятие Британии сильно повлиял тот факт, что я сидел там на лавке: когда не играешь, все вокруг кажется мрачным и неустроенным.

- Не кажется ли вам сейчас, что недосидели вы совсем немного – в нынешнем перестраивающемся “Челси” вполне могли бы и заиграть?

- Что теперь это обсуждать? Я дома, играю постоянно, в общем – все к лучшему.

- С кем-то в бывшем клубе связь поддерживаете?

- С Ивановичем.

- И что он рассказывает о проблемах, настигших “Челси”?

- Об этом он предпочитает не распространяться.

- А по-вашему – в чем там дело? В Виллаш-Боаше?

- Не знаю, мне он понравился, да и не только мне – когда я уходил из “Челси”, все им были довольны.

- Однако результаты – упрямая вещь, от них так просто не отмахнешься.

- Посмотрим – там слишком большие обновления. Думаю, Роман Аркадьевич не для того покупал дорогого тренера, чтобы так быстро с ним расстаться.

- Вас эти обновления не удивляют?

- Некоторые персоны, вышедшие на первый план, действительно удивляют, но фамилий, естественно, называть не стану.

- И все-таки, в чем причина неудач “Челси” – а это, безусловно, неудачи даже на фоне масштабной перестройки?

- В том, наверное, что пока не сложилась единая команда.

- А в “Анжи” она есть?

- В конце прошлого сезона определенно появилась. Сейчас самое главное – не упустить то состояние. Тем более что работы еще – непочатый край.

- И какой в такой ситуации может быть задача вашего клуба на остаток сезона?

- Очень простой – стараться выиграть каждый следующий матч. Понятно, что в турнире первой восьмерки сделать это будет неимоверно трудно, но стремиться к такой цели надо обязательно.

Источник: “С-Э”

Оставить комментарий